Мы открыли дверь и увидели парня с окровавленными руками…

Валерия Гольдштейн, молодой судмедэксперт первой оказалась в квартире, где обнаружили Хили Соболь со 130 (!?) колотыми ранами. Сегодня Валерия не только изучает отпечатки пальцев, осматривает тела и разгадывает головоломки. Молодая девушка занимается поимкой педофилов в мировой сети. Ей только 25 лет, за это время через ее руки прошли сотни тел. «Я пытаюсь не думать о работе в свободное время. Только Хили Соболь, не могу забыть» — рассказывает Валерия.

Что ты чувствуешь, когда видишь мертвое тело?

Мне страшно. Это нормальное состояние для психически здорового человека. Мы обычно приезжаем после того, как на месте преступления побывала полиция. Наша задача собрать максимум улик по которым можно «разгадать загадку». Я привыкла.

Valerie Goldstein

Сегодня Валерия вместе с группой специально обученных полицейских занимается выявлением педофилов в Интернете. «Наша команда открывает специальные аккаунты в социальных сетях, где мы указываем возраст не старше 13 лет»- делится успехами Валерия — «Через несколько минут мы получаем более 50 сообщений от мужчин старше 60 лет.  Как правило они говорят, что не испытывают проблем в общении с маленькими девочками. Попутно мужчины задают много провокационных вопросов. А один даже прислал фотографии маленькой девочки со спермой на губах. Когда я пищу им, что не понимаю их намеков, то они обещают меня научить. Мне 25 лет и фотографии которые мне присылают, вызывают у меня рвотный рефлекс. Представьте, что происходит с ребенком?»

Как ты стала частью операции по поимке педофилов?

Все благодаря моему мужу, Майклу. Он тоже полицейский и служит вместе со мной. Однажды Майкл рассказал мне, что в отделении ищут тайного агента (смеется) для выявления педофилов в социальных сетях. Я не раздумывая согласилась. Всегда мечтала о службе тайного агента. Поначалу я думала, что достаточно «закалилась» работая с трупами. Но когда я в первый раз села за компьютер и стала общаться с мужчинами, мне стало плохо. Предложения секса и фотографии с членами, шокировали меня.

В чем отличие между убийством и поимкой педофила?

Когда я приезжаю на место убийства, то отключаюсь до момента окончания осмотра. Стараюсь не думать о произошедшем. С педофилами все гораздо болезненнее. Здесь идет прямой контакт. Общение. Как тут можно отключится? Как по мне, так пусть лучше я «пообщаюсь» с ними, чем, это сделает маленький ребенок. Я знала на, что иду. Меня же не заставляли.

Valerie Goldstein

Как далеко ты готова зайти, чтобы поймать педофила?

Когда они просят показать грудь или снять трусики, я нахожу массу причин этого не делать. Говорю им, что сестра в комнате или мама вот-вот должна прийти. Я знаю, что нельзя слишком «кормить» их фантазии. Они сами начинали игру. Мне даже не приходилось прикладывать усилия чтобы их поймать.

Как твой муж реагирует на эту «операцию»?

Он же сам мне это предложил. Но если честно, мне его жалко. Я не думаю, что мужчине приятно, когда его жена сообщает ему: «Дорогой, сегодня меня домогался педофил». В какой то момент, Майкл предложил мне прекратить операцию. Он очень сильно переживает за мое душевное состояние.

Мечта каждой советской семьи

Своего мужа, Валерия встретила когда ей было всего восемь лет. Майклу было семнадцать и он был хорошим другом ее тети. «Я влюбилась в него еще девочкой. Он был такой красивый. Блондин с голубыми глазами. Когда я подросла, тетя рассказала мне, что Майкл поступил на офицерские курсы со штаб квартирой в Тель-Авиве. Она настояла, что бы я пошла туда и познакомилась с ним. Он не помнил меня. Мы разговорились. Потом мы стали переписываться в Фейсбуке. Дальше уже история…»

Валерия Гольдштейн репатриировалась в Израиль из Грузии в возрасте двух лет. Ее родители объясняют свой переезд сильной волной антисемитизма. Сегодня Грузия другая, но семья не хочет посетить некогда родные места. Ее дед был довольно заметной фигурой в Грузии. Генерал и член правительства. В 1991 году приятели посоветовали ему уехать из за его еврейских корней. Ее беременной матери несколько раз угрожали автоматом Калашникова, когда та возвращалась из университета. Это стало последней каплей. Семья решила бежать.

Valerie Goldstein

После переезда в Израиль, родители Валерии довольно быстро справились с психологической травмой. Со временем мама стала управляющей отделом в одном из банков,  а папа открыл свой небольшой бизнес. Когда Валерия была маленькой она редко видела родителей. Они как и все новые репатрианты, большую часть времени проводили на работе. Девочка настолько возненавидела четверг ( в этот день родители возвращались очень поздно), что и сегодня она недолюбливает этот день. Что бы ребенок не скучал, родители отдали ее кружок боевых искусств.

Фото — Джонатан Блум

Вам также может понравиться