Интервью с мэром Ришон ле-Циона Довом Цуром

Приближается новый 5778 год. А в конце уходящего года принято подводить итоги. Публиковать отчеты, статистику. Именно потому в канун этого праздника я решил взять интервью у мэра Ришон ле-Циона Дова Цура.

Готовясь к нему, я решил задавать не те вопросы, которые обычно задают мэрам – мне было интересно узнать то, о чем не говорят.

— Господин мэр, вам нравится ваша должность?

— Вообще-то нравится, даже очень, хотя бывают моменты, когда она меня сильно нервирует.

— Вы с детства хотели быть мэром?

— У меня было три мечты. Разумеется, в разном возрасте. Первая – стать начальником генштаба армии. Вторая– бухгалтером. И третья — мэром Ришона. Две мечты из трех удалось осуществить. В 15 лет я побывал на приеме у мэра и тогда понял, что хочу быть на его месте. В принципе, уже подростком я занимался разной общественной деятельностью – в комитете класса, в школьном совете.

— Многие города Израиля находятся в «минусе» — живут на дотации из госбюджета. Как вы добились того, что Ришон ле-Цион стал самодостаточным в финансовом плане?

— Это нелегко было сделать. Приходилось экономить и часто говорить «нет» на многие просьбы о финансировании из городской казны. Я действовал так, как в любой семье – старался увеличить доходы и сократить расходы.

Если, к примеру, привлечь в город 100 тысяч новых жителей – это значительно повысит расходы, но не сильно повлияет на доходы. А вот если я смогу убедить переехать к нам банк «Дисконт» – расходы практически не вырастут, а доходы – очень заметно.

Каждый житель в среднем платит около 5000 шек. городских налогов в год, а услуг ему город оказывает примерно на 12 000 шек. Потому надо не только строить жилье, но и особо активно привлекать бизнесы, расходы на которые невелики, а доходы – напротив.

Именно это позволило нам сделать много хорошего для горожан – построить парки, уменьшить городской налог («арнону»), сделать стоянки на улицах бесплатными для всех жителей города и т.д.

И, конечно же, экономия: когда я стал мэром города, 58% его бюджета шло на зарплаты работников городских служб. Сейчас эта цифра равняется 50%.

8% не кажутся такой большой цифрой, но если вспомнить, что это 8% от 1 млрд 700 млн шекелей… На эти деньги можно сделать многое.

— И как вам удается привлекать бизнесы?

— О, это настоящая война. Часто война со временем – необходимо планировать каждую рабочую неделю, каждый день – сколько времени ты уделишь этому вопросу.  Чтобы привести в город банк «Дисконт», только различных встреч состоялось более 50! Это как минимум 50 рабочих часов. Значит, это время я не смог посвятить проверке чистоты городских улиц или посещению школ. А это тоже важно. Так что приходится тщательно планировать и распределять время и усилия. Я для себя решил уделять этому максимум возможного времени. Если слышу о бизнесе, который можно привести в Ришон, я иду туда, встречаюсь с бизнесменами и руководителями. Говорю с ними, давлю на них и убеждаю.

— Вы предлагаете им какие то льготы? Скидки?

— У мэрии связаны руки – мы не можем по своему желанию давать финансовые льготы. Но нам удалось выбить разрешения на них у министерств. Хотя это было очень нелегко. Для этого понадобилось 7 лет и четыре суда в БАГАЦе.

— Я вижу, со своей должностью вы уже справились. Может, вы из нее выросли и пора идти дальше?

— Я не чувствую, что должность мэра для меня мала. Вовсе нет. Я еще не сделал все, что планировал. Хотя, как мне кажется, не слишком далек от этого. Пока я не думал об уходе в большую политику. Может это и случится, но не сейчас.

— Хорошо, а давайте представим на минутку что вы – премьер-министр. Вот прямо сейчас. Какова ваша экономическая модель для государства? Именно экономическая, отставив в сторону другие вопросы.

— Сразу хочу сказать то, что я выучил на посту мэра – не бывает проблем, абсолютно независимых одна от другой. Все в той или иной степени взаимосвязано. Не получится отставить, к примеру, вопросы территорий, под предлогом, что это не экономический вопрос.  

Ну, а если конкретно по экономике, первоочередная задача — это предоставление гражданам всех необходимых услуг: образование, безопасность и другие. А чему бы я уделил особое внимание – так это инфраструктурам. Сегодня мы говорим о различиях между центром и периферией. Если бы сегодня между Тель-Авивом, Ришон ле-Ционом, Димоной курсировал скоростной поезд, неважно было бы, где ты живешь и где строят заводы. Какая разница, если в любой конец можно добраться за полчаса-час. Многие проблемы были бы решены. Именно это должно сделать государство. Что-то сегодня делается, но медленно и недостаточно.

Или вопрос образования – много говорят о том, что уровень образования на периферии ниже. Я полагаю, что вопрос в учителях, и если им оказывать материальную помощь – как уже делается с врачами, чтобы стимулировать их переезд на Север или Юг страны – это во многом решит проблему.

— Каким вы видите вклад русскоязычных репатриантов в жизнь города? Без комплиментов – мы не на выборах. Правду и только правду.

— Не будем далеко ходить – возьмем для примера наш муниципалитет. Инженеры-строители у нас, как  и во многих других городах, почти все – из бывшего СССР. Без них все бы остановилось. Большинство квартир за последние 25 лет было построено благодаря им. А медицина, музыка… В городском оркестре Ришон ле-Циона 90% музыкантов из бывшего СССР. Вклад русскоязычных репатриантов в жизнь города и страны, как я вижу, куда больше их доли среди населения.

— Все знают, что в Ришон ле-Ционе образование является приоритетной областью. Откуда у вас это понимание первоочередной важности хорошего образования? Из семьи или еще откуда-то?

— Раньше не задумывался, откуда это у меня, но, наверное, да, из семьи. Хотя в принципе каждому должно быть понятно, что образование – это основа всего. Взять, к примеру, уборку за своими собаками на улицах. С 2008 г. мы в 10 раз увеличили штраф для тех, кто не убирает за своими собаками. Думаете, это помогло? Большой вопрос. Но если сегодня мы будем учить детей всегда убирать за своими питомцами, брать с собой пакеты – это поможет, хотя и через много лет. И так абсолютно во всех сферах. Я хочу видеть город чистым, и сейчас для этого вынужден нанимать работников, которые будут убирать улицы не три раза в неделю, а шесть. Это огромные деньги. И если сейчас не учить детей не мусорить на улицах, через 20 лет все останется так же. Или еще хуже.

— Скажите, есть ли в городе проблемы, до которых еще не дошли руки?

— Даже там, где все идет хорошо, я чувствую потенциал к улучшению: в занятости населения, привлечении бизнесов, в услугах для жителей города. Мне, к примеру, совсем не нравится уровень чистоты в городе. Я хожу и вижу мусор. Пока я не стал мэром, я его не видел. Хотя Ришон ле-Цион и является самым безопасным городом в Израиле, я не удовлетворен уровнем безопасности. В частности, мы планируем создание городской полиции.

Протяженность морского берега в Ришоне – всего 800 метров, хотя могло бы быть 8 километров. И за это у нас идет борьба с государством, чтобы сделать город еще и туристическим центром. Построить гостиницы, пляжи.

— Политики во время избирательных кампаний любят давать обещания, а потом не слишком спешат их выполнять. Что вы обещали, но не сделали? Почему? И как собираетесь выполнять?

— Две вещи я пока не смог сделать: много лет заняло у меня добиться разрешения на постройку волнолома, потому что для этого надо было расширить территорию города в сторону моря. Но сейчас это разрешение получено, и вот-вот начнется планирование, а затем и строительство. Так что я выполню то, что обещал, но пока не сделал.

Кроме того я обещал решить транспортную проблему, но это оказалось куда сложнее, чем я думал. Строительство новых дорог и развязок при росте числа машин не решило проблему. Сейчас мы боремся за продление линии метро вплоть до Ришон ле-Ционаа – это во многом решит транспортные вопросы для горожан, позволив сократить пробки на дорогах. Мы берем на себя планирование и подготовку линии и надеемся, что это сильно ускорит дело и государство пойдет нам навстречу.

— Вы были в оппозиции. Сейчас вы у власти. Прислушиваетесь ли вы к мнению оппозиции, как в свое время хотели, чтобы услышали вас?

— Я был на их месте и потому понимаю их. Наш прошлый мэр имел другой подход. Сейчас мы предоставили оппозиции все необходимое для работы, чего не было у нас в свое время. Их предложения я оцениваю не по тому, откуда они исходят, а по ним самим. Что-то принимается, что-то, разумеется, нет. Когда я был в оппозиции, мы вели 18 судебных разбирательств в БАГАЦе против муниципалитета. За то время, что мэр я, против нас со стороны оппозиции не было подано ни одного иска. Значит и оппозиция понимает, что мы можем работать вместе и договариваться.

— Как вы осуществляете связь с жителями города?

— Каждый житель города может записаться на встречу со мной. Есть несколько вариантов, есть очередь, но каждый может встретиться со мной и обсудить волнующую его проблему. Разумеется, это помимо связи с отделами муниципалитета по различным конкретным вопросами.

Беседовал Алексей С. Железнов

Фотографии мэра: Гарри Резниковский

Вам также может понравиться