Глаза сына

Амир, сын Мины, погиб в результате несчастного случая. Ему было всего 15 лет. Когда мать поняла, что сына больше нет, она не колеблясь дала согласие на пожертвование его органов. Роговицы мальчика были пересажены Йораму, который снова стал видеть и смог пойти служить в армию.

Когда Мина и Йорам впервые встретились, глаза сухими не остались ни у кого.

«Человеку всегда хочется оставить какую-то свою часть на земле, а не просто уйти в землю», — сказала корреспонденту ynet доктор Тамар Ашкенази, директор Национального центра трансплантологии.

Перед первой встречей с Йорамом Мина очень волновалась. В ее голове проносились мысли: о чем они будут говорить? Что будут делать? Позволит ли Йорам его поцеловать? Вдруг он вовсе не хочет встречаться и согласился на просьбу, просто потому что ему было неудобно отказаться? Нормально ли будет подарить ему шоколад?

Она настраивала себя на встречу, стараясь не надеяться на многое. Вдруг между ними не возникнет «химии»… И в любом случае не стоит ждать, что Йорам заменит ей сына, которого больше нет…

Ее погибший сын Амир был активным, непоседливым ребенком, настоящим духом жизни семьи. Его брат, старший сын Мины, которому 21 год, тяжело болен. Он прикован к постели, не в состоянии даже говорить, и Мина ухаживает за ним как за младенцем большую часть дня.

Амир был очень дружелюбным, все время приглашал домой друзей, при нем в доме всегда было полно людей. Отец мальчиков оставил семью много лет назад, и теперь, после ужасной смерти Амира, в доме стало тихо, слишком тихо.

Лишь подруга Амира Яэль после его гибели не оставила Мину и постоянно ее навещает. «Она стала моей дочерью. Каждую пятницу она приходит к нам, чтобы зажечь субботние свечи», — говорит Мина.

«Я была на работе, когда все это случилось, — рассказывает Мина. — Как только я услышала сообщение, то немедленно бросилась в больницу. Амир получил тяжелую травму головы, лежал без сознания, подключенный к капельнице. Компьютерная томография показала, что он получил очень серьезное повреждение мозгового столба. От этой новости я застыла.

Его лицо на больничной койке было умиротворенным, красивым и спокойным, каким я никогда его не видела. Поэтому на следующий день, когда врачи-специалисты пришли к определению о состоянии его мозга, я не удивилась, услышав, что он мертв, что его мозг мертв. Потому еще что с ночи он был похож на ангела».  

Когда координатор по пересадке попросил Мину пожертвовать органы, она ответила: «Я бы так хотела, чтобы он оставался с нами и не был похоронен в земле… поэтому я даю свое благословение медикам начать работу по пересадке».

«Я принесла ему шоколад, — рассказывает Мира о встрече с Йорамом, — но решила, что если увижу, что ему не комфортно со мной, не буду его смущать. И вот я увидел входящего парня. Солдат, шатен невысокого роста, а фигурой очень похож на моего Амира. С этого мгновения я больше ничего не видела, ни о чем его не расспрашивала, а просто обняла. Слезы полились у меня из глаз, и дыхание перехватило, так что я ничего не могла сказать. Я поняла, что это именно он, и не ошиблась. Солдат не испугался моего порыва, и мы долго пробыли вместе.

Йорам рассказал мне о себе и своей семье и, конечно, о том, как ему вернули зрение с помощью роговиц Амира. Он сказал, что снова начал читать книги и работать на компьютере, делать все повседневные вещи, о которых мы не задумываемся, но которых он был лишен в течение двух лет. Мы говорили, ели шоколад, и я чувствовала, что я все ближе и ближе к своему Амиру».

Они договорились, что каждый раз, когда Йорам будет приходить в больницу на проверки, он станет сообщать об этом Мине, чтобы она могла приехать туда.

«В следующий раз я принесу ему бутерброды, — сказала Мина, — мама я или нет?

Автор: доктор Тамар Ашкенази, директор Национального центра трансплантологии.

Узнать больше о трансплантации органов и оформить карту донора «Ади» можно здесь http://adi-card.org/

Вам также может понравиться

Добавить комментарий