Учительница и ученик: секс после уроков

Сексуальные отношения учителей и учеников — малоизученная сторона школьной жизни. Эфебофилию — половое влечение к подросткам 14-18 лет — в применении к сексу между школьным педагогом и учеником следует считать не половым расстройством, а разновидностью полового предпочтения. Причем особой разновидностью, которая может зародиться, развиться и погибнуть исключительно в условиях средней школы. Это не всегда любовь в духовном понимании слова. Это сильнейшее сексуальное влечение в его самом откровенном выражении.

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ СЕКС

Зарождение сексуального влечения между учительницей и учеником может произойти внезапно. Как именно это происходит, мало кто помнит. Эти воспоминания затем тонут в море сексуальных переживаний. “Кажется, это случилось, когда я попросила его помочь развесить стенды в классе. — Это уже рассказ учительницы рисования Марии. — Когда я спускалась со стремянки, нога подвернулась, я полетела вниз, но оказалась на его руках. Мы тесно прижались друг к другу, губы потянулись к губам и… Ну а дальше все было просто”.

Затем следуют встречи — как можно дальше от школы, на квартирах друзей и знакомых. Особенность этого секса в том, что крайне редко он происходит непосредственно в школе. Что-то удерживает обоих от этого. И это не страх разоблачения, а нежелание разрушить последнюю преграду между обоими. “Ведь после секса мы оба возвращались в школу: я — работать, он — учиться, — объясняет учительница физики Альбина. — Школа для нас обоих оставалась нейтральной территорией для секса. И это еще больше разогревало чувства и тянуло нас друг к другу как магнитом”.

Этот секс был тем более притягательным потому, что запретен в обществе, претендующем на мораль. Терпкий аромат запретности и острое чувство того, что творится “преступление”, одинаково притягательны для женщин и подростков. Запретность манит и заставляет обе стороны терять над собой контроль.

ОН, ОНА И ШКОЛА

Подавляющее большинство сексуальных контактов происходит между свободными учительницами и учениками. В противном случае вступает в действие закон “двойной несвободы”: от секса удерживают школьная мораль и статус замужней женщины. Если же это и случается, то причиной тому — неурядицы в семье, а не жажда сексуального контакта.

Статистика таких связей показывает, что секс возникает, как правило, между учительницами естественных предметов (математики, физики, химии). Ученики инстинктивно чувствуют в них глубокую внутреннюю силу, они умеют скрывать чувства в школе, чтобы целиком отдаться в плен чувствам, оставшись наедине.

Гуманитарии (литература, история) менее привлекательны для учеников в сексуальном плане, хотя много говорят о чувствах. Совсем малопривлекательны для учеников учительницы анатомии: секс с ними заранее кажется ученику противным, как препарирование лягушки. К тому же физиология полового акта для учителей анатомии является темой серии уроков, а это уже скучно для ученика и снижает сексуальную привлекательность учительницы. Роман с учительницей начальных классов кажется подросткам просто диким, на грани инцеста.

ВОЗРАСТ СЕКСА

После первого взрыва чувств по прошествии времени наступает пора самооценки и оценки партнера.

“Секс с моим учеником оказался, может быть, невысокого качества, зато это многократно компенсировалось количеством — и пять, и семь раз подряд, — откровенничает учительница истории Валентина. — Неутомимость моего партнера меня вполне устраивала, потому что в сексе я сама — небольшой специалист. В нашей связи налицо присутствовала гармония отношений, редко встречающаяся в так называемых обычных семьях.

Чисто женская сторона секса с учеником — это месть коллективу. В большинстве случаев на секс с учениками идут учительницы, которым в коллективе отведена роль малозаметных, почти изгоев. В таком случае секс становится формой признания — пусть и тайного — собственных достоинств и компенсацией за скучную жизнь в серых буднях, среди тетрадей и учебных планов.

Финал такого секса бывает двух видов: затухающий и спровоцированный.

В первом случае признаки распада связи проявляются, когда подросток, удовлетворивший жажду секса, начинает внимательнее присматриваться к женщине рядом с ним. Ее возрастные особенности становятся для него все более заметными в сравнении с молоденькими одноклассницами. Опять же брошенное кем-то из одноклассников “старая грымза” в адрес его партнерши врезается в память. При следующей встрече он убеждается в том, что возраст для секса все-таки имеет значение.

“Наша разница в возрасте — 20 лет, — рассказала учительница математики Виктория. — Поначалу он этого не замечал, захваченный сексом. Но время шло, и он уже старался не замечать мой возраст. А когда в минуту размолвки он что-то ляпнул про “старость не радость”, это разом поставило крест на нашем романе”.

Есть и другой вариант финала. В учительском коллективе всегда найдется наблюдательная сплетница. Тогда начинаются разговоры за спиной, постепенно все всплывает наружу. Секс в школе не утаишь. Тут же следует вызов “на ковер” к директору и изгнание из школы.

Что бы мы ни говорили о моральной стороне связей между учительницей и учеником, во многом это их личное дело. Иногда все решается к обоюдному согласию.

“Мы начали встречаться, когда я второй год работала в школе после окончания института, — рассказывает Ольга. — Учительнице сложно познакомиться с кем-то для длительных отношений: работы много, зарплата маленькая, для клубов денег и времени не остается. А в школе полным-полно половозрелых парней в старших классах. Учительниц легко осуждать, а вот чтобы помочь нам с личной жизнью — желающих нет. После того как мой Костик окончил школу, мы поженились. У нас уже двое детей. Мы счастливы. Жаль, что не у всех моих коллег так же удачно все складывается. Поэтому, прежде чем осуждать, подумайте: а почему это происходит?”

Вам также может понравиться