Впервые у путаны

Юлий Фельдман

Мы в Эйлате! Ночь обещала быть длинной, а наши гормоны, надрываясь, кричали: БАБУ! Бабу нам скорей! У американцев, как известно, принято взрослеть перед колледжем, а у нас перед армией. Призыв как раз на носу, мы как раз в Эйлате, но своих девушек, к сожалению, не было! 🙁 Противные одноклассницы разбежались по «зрелым» студентам, а некоторые даже замахнулись на любовь с солдатиками. Мы были для них «малявки». Сами они тоже были малявками, но с третьим размер груди, а это многое меняет! 
Голодные от одиночества мы вышли на охоту. Конкуренция тяжелая. Тут и красавцы из Европы и богатенькие Буратины из Америки и восточный колорит и мы… израильские школьники с 200 шекелями в кармане.
Чтобы не потратить все это на пиво, нужен был хитрый план! Имидж «бойцы Красной армии на курорте» показался нам отличной идеей! Но, к сожалению, оказалось, что «русские солдаты» — не самая распространённая сексуальная фантазия молодых туристок. Тогда мы решили говорить на английском! Не прошло и часу, как клюнули две местные милашки из Хайфы. Сначала мороженное, потом длинные, красочные небылицы о боевых заслугах, затем прогулка под луной медленно, но уверенно очаровывали девушек… Идиллия была резко прервана звонком телефона приятеля. Гений конспираций, он необдуманно ответил в привычной для себя манере:
— Мааааа коре, гевер? (как дела, мужик?)
Девочки резко переглянулись, засмеялись и быстро удалились, рассеивая все наши надежды. Обиженными глазами я смотрел им в след, потом перевел взгляд на «боевого» товарища… Ведь только что, в наших рассказах, мы ходили в разведку к вьетнамцам, спали в окопах Афганистана, не ели три дня в Ираке… и после этого всего, так проколоться?! Он виновато вздохнул, опустил глаза, что-то поднял с земли и протянул мне: 
— Глянь… 
Я с недоверием посмотрел на визитку, только что подобранную на тротуаре. Глянцевая бумажка блестела под лунным светом, завлекала женским силуэтом топлес и ярко выделенным номером телефона. Рука потянулась к мобиле. В трубке нам ответил мужской голос с тяжелым русским акцентом и продиктовал адрес. Вскоре мы были у цели. Это был старый жилой дом с тусклым прокуренным подъездом. На первом этаже — узорчатая дверь, украшенная полосками красных светодиодов. Все это вызвало легкий страх и мы долго спорили, кто войдет первым. В таких местах мы оказались впервые и с перепугу чуть было не передумали. В итоге, бросили жеребий, который выпал на меня. От страха вдруг пропало всякое желание, но отступать было поздно и, к тому-же, стыдно. Набрав воздуха в грудь, я постучал. Дверь слегка приоткрылась, и в щель выглянула белокурая, русская девушка, обернутая в банное полотенце. Она с опаской оглядела меня, убедилась, что вокруг больше никого нет, и поинтересовалась на слабеньком иврите, кто я, и, что мне надо? Я показал визитку и поздоровался по-русски. 
— Так ты русский??! – настороженно спросила меня бабочка. 
— Да, а что? 
— Я русских не обслуживаю, извини. – отрезала она и резко захлопнула дверь перед моим носом. 
Вот это поворот! Я стоял в смешанных чувствах. Как гора с плеч! Но обидно же, черт возьми! Я еще пару раз постучал, но дверь больше не открыли. На улице меня ожидал товарищ:
— Что, все??? Так быстро??? – закричал он. 
— Да… 
— Как так??? 
— Ну, я же русский… 😉
Мы засмеялись и направились в бар на набережной. Музыка и пиво быстро успокоили  гормоны и я, наконец, расслабился. В тот вечер, хрустя орешками в Monkeys, я чётко осознал: несмотря ни на что, это был хороший опыт, но повторять его в будущем смысла нет! 

Вам также может понравиться